Валентина Калашникова: «Живых детей забрасывали землёй»

Наталья Хаустова 05.05.2017 09:45 Мнения
1341 0
Валентина Калашникова: «Живых детей забрасывали землёй»
Фото: Детство Валентины Калашниковой опалила война, фото Александра Белашова

Мы продолжаем публикацию воспоминаний о войне "Расскажи о своём герое". Сегодня у нас в гостях Валентина Калашникова. Беззаботное детство для маленькой Валюши закончилось с приходом фашистов. Война по судьбе девочки прокатилась страшным огненным колесом, безжалостно давя всё, что было дорого ей.

В страхе и неизвестности

Валя родилась в глухой деревеньке – всего-то десяток дворов – Великолукской области (ныне – Псковская область). Вокруг – густые леса, глушь, прямо край света. Но и туда в ноябре 1942-го добрались фрицы. Глава семьи к тому моменту уже сражался с лютым фашистским зверем, а Валя осталась вместе с мамой и братишками Сашей и Мишей.  

— Мне было пять лет, когда в нашу деревню вошли немцы. Деревенские мужики ушли в леса партизанить, забрали с собой стариков и детей. А у нас мама болела, на руках Миша, которому всего девять дней было, мы и остались. Было очень страшно! Помню, что кругом кричали и плакали женщины, — вспоминает Валентина Ивановна.

Деревенская изба, в которой жила Валя была небольшой и стояла у самого леса. Её-то и выбрали немцы в качестве своего штаба.

Маму Валентины, несмотря на её больные руки, заставили печь хлеб и чистить картошку для фрицев. Но вскоре она отказалась служить оккупантам. На неё долго кричали и даже чуть не расстреляли. Спас полицай, тоже из деревенских. Семью пощадили, но выселили в баню.

Жизнь «под немцами» длилась несколько месяцев. Холод и голод стали постоянными спутниками людей. Чтобы хоть как-то прокормить детей, мама собирала картофельные очистки, смешивала их с сухой травой и пекла лепёшки. Этим и питались.

На исходе зимы к деревне начали подступать советские войска. Немцы собрали жителей близлежащих деревень, построили колонной и повели перед собой. Куда, зачем – никто не знал.

— Мама где-то нашла коляску, сложила на неё кое-какие вещи, маленького Мишу и мы пошли. Идти было тяжело, я плакала и просилась в коляску, мама сама плакала, но говорила, что я уже большая и должна идти сама, — с трудом сдерживае слезы женщина. — Ночевали под открытым небом: кидали все тряпки на землю, прижимались друг к другу, чтоб теплее было, так и спали. Кормили нас баландой из опилок и брюквы. Не все перенесли эту дорогу: дети и старики умирали. Все понимали, что ничего хорошего впереди не ждёт, но каждый надеялся вернуться домой.

«Нас спасла Богородица»

Людей пригнали в Литву и распределили по хозяевам. Семью Валентины разделили: её со старшим братом отправили работать в одну семью, маму — в другую.

— У нас с Сашей хозяин лютовал, сильно бил Сашу. Спали мы на глиняном полу. У этого литовца было большое хозяйство: коровы, куры, сад. Мы собирали и упаковывали яйца, потом яблоки. Иногда к нам приходила мама. От неё мы знали, что у младшего брата Миши рахит, он практически не двигался. Даже плакать сил не осталось! Сама мама работала на огороде, — продолжает рассказ наша героиня.

А спустя время приехали немцы, погрузили людей в машины и увезли в под Берлин. Концлагерь разделил семью: маму с Мишей отправили в один барак, а старших детей в другой. Как позже узнала Валентина, мама работала над расчисткой и восстановлением разрушенного бомбёжкой химического завода. Не вырабатывала норму — не давали пайку хлеба на детей. Валентина Калашникава пережила в этом лагере настоящий ад. Даже спустя семьдесят с лишним лет, вспоминая детство, не может сдержать слёзы:

— В нашем бараке было очень много детей! Очень! Причём не только русских: немцы, литовцы, латыши, много поляков. Раз в две недели приходил врач и медсестра, ставили стол и приказывали нам подходить по одному. У нас брали кровь. Тех, кто терял сознание и падал без сил, кидали в вырытый за бараком ров. Это было так страшно! Дети ведь были ещё живые, они шевелились, но их безжалостно забрасывали землёй.
  
RW.jpg
Для фашистов дети были рабочей силой, донорами, на них они ставили свои чудовищные медицинские эксперименты
Фото: архивное фото


Когда в 1945 году советские войска подошли к Берлину, немцы стали уничтожать концлагеря. Из рассказов матери наша героиня знает, что заключённых истребляли тысячами. Из некоторых бараков сажали в спецгрузовик —газенваген — и пускали газ. Живым не выходил никто.

Наши войска приближались, окрестности постоянно подвергались бомбёжкам. Однажды во время такого артналёта взрослым удалось сбежать в близлежащий лес. А детей вывели за пределы лагеря и построили рядами на берегу реки.

— Лес был совсем рядом, рукой подать! Мы знали, что там наши родители, слышали их стоны и рыдания, понимали, что они видят нас. Саша разглядел маму, схватил меня за руку, мы пригнулись и побежали в лес. Это настоящее чудо, что за нами никто не погнался, никто по нам не стрелял! Как только мы спаслись, остальных ребятишек погрузили на паром, вывезли на середину реки и утопили, — делится горькими воспоминаниями Калашникова.

Мама была уверена, что только помощь Богородицы спасла детей. Всю войну на её груди была маленькая иконка Казанской Божией матери. Держась за неё, женщина молилась: просила, чтобы Заступница прикрыла немцам глаза и помогла детям избежать страшной смерти.

«Я счастлива!»

Семья снова была вместе. Сначала бродили по лесу, потом узнали, что рядом Берлин. Туда Валя с родными и отправилась. Город нещадно бомбили, дома горели. Скитальцы несколько месяцев жили в подворотнях, на чердаках, искали еду, ходили по уцелевшим домам, просили хлеба. Словом, выживали как могли.

— Победу мы встретили в Берлине. Видела, как радуется мама, помню, что на улицах кричали «победа», «мы победили», — говорит Валентина Ивановна.

Им удалось вернуться на Родину. Приехали в родную деревню, но там семью  ждал новый удар: от некогда крепкого хозяйства остались лишь стены. Не возвращался с фронта и отец. Как пережили зиму, сами не знают. Как потеплело, стало полегче: в лесу собирали грибы и ягоды, драли кору с деревьев и пили сладкий сок. А потом и папа вернулся.

Через год семья перебралась в Калининградскую область, где Валентина окончила школу, вышла замуж. Потом в её жизни были другие города. А в 1983 году женщина перебралась в Губкин, устроилась дворником-грузчиком в ЖКО, входившее тогда в состав Лебединского ГОКа. Чуть позже стала горничной в гостиничном комплексе «Лебедь». Оттуда и ушла на заслуженный отдых.

— Как хорошо мы сейчас живём! Всё у нас есть: и тепло, и свет, и вода горячая. У меня трое внуков и двое правнуков. Я такая  счастливая сейчас! — признаётся Валентина Калашникова.

Наверное, только человек, переживший столько горя, может по-настоящему оценить мир, и радоваться каждому прожитому дню.    

Ваших историй о войне мы по-прежнему ждём на портале. Присылайте их по адресу: info@gubkin.city.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
Комментарии (0)
  • 309516, Россия, Белгородская область, мкр. Ольминского, 12.
  • Тел.: +7 (4725) 37-40-82, 37-40-79
  • Email: info@gubkin.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.gubkin.city, для печатных СМИ — Gubkin.city
© 2019 Информационный портал г. Губкин . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного портала г. Губкин разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Loading...